Срочный заказ!     Гарантии    Как оплатить?     Наши цены

Все виды студенческих работ: дипломные, курсовые, контрольные, рефераты...
Магазин готовых работ: высылаем заказ не позднее 30 мин. после подтверждения оплаты



звоните (812) 927-5462
пишите zakaz@best-students.ru
Обработка заказов -
ежедневно с 9-00 до 22-00
по московскому времени

ИСКАТЬ ГОТОВУЮ РАБОТУ:

ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ:

 
 
 


Дипломные - 2000 руб.

Курсовые - 500 руб.

Рефераты - 350 руб.

Контрольные - 350 руб.









заказать дипломную

заказать курсовую

заказать контрольную

заказать реферат


В помощь студенту

Конспекты лекций

Методички

Учебники для вузов



Конспект лекций по дисциплине "Международное частное право"

Тема 1.

Международное частное право неразрывно связано с расширением международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества. Важ-ную роль в правовом регулировании этого сотрудничества призваны играть нормы международного частного права, значение которого возрастает по мере углубления между-народных хозяйственных связей, развития новых орга-низационных форм в различных областях международно-го делового сотрудничества.
Для международного частного права большую роль играет гуманизация международных отношений. В цент-ре внимания всех государств — участников междуна-родного общения должны быть человек, его заботы, пра-ва и свободы.
Взаимозависимость государств находит свое выраже-ние в расширении сотрудничества в самых различных сферах, в резко увеличившемся объеме общения, кон-тактов между людьми независимо от их гражданства и места проживания.
В решении задач развития сотрудничества с различ-ными странами важная роль принадлежит праву, право-вым методам и средствам.
Специфика международного частного права состоит в том, что при сохранении различия в правовых системах государств именно международное частное право с по-мощью так называемых коллизионных норм (см. ниже) призвано определить, право какого государства подле-жит применению в соответствующих случаях.
Предметом регули-рования в международном частном праве являются гражданско-правовые отношения, чем и оправдывается отнесение международного частного права к внутренней правовой системе каждого государства. В то же время приведенные выше обстоятельства позволяют говорить, по нашему мнению, о комплексном характере между-народного частного права как отрасли правоведения. Без связи с изучением проблем общего международного права не может плодотворно осуществляться разработка вопросов международного частного права.
Для современного состояния международного сотрудничества, про-цесса дальнейшей интернационализации всей хозяйственной жизни характерно появление тенденции перехода к более широкому пониманию состава норм МЧП. Такая тенденция в советской доктрине проявилась не сразу. Известно, что исторически основу МЧП всегда составляли так называемые коллизионные нормы. Существенная осо-бенность регулирования гражданско-правовых отношений с иностран-ным элементом состоит в том, что в ряде случаев нормы МЧП не содер-жат прямого ответа, прямого предписания о том, как нужно разрешить тот или иной вопрос. Эти нормы указывают лишь, какое законодатель-ство подлежит применению.
Коллизионные нормы с юридико-технической точки зрения пред-ставляют собой наиболее сложные нормы, входящие в область МЧП. Совокупность таких норм, применяемых каждым государством, состав-ляет коллизионное право. Современная советская доктрина исходит из того, что МЧП не может быть сведено только к коллизионному праву. Коллизионное право составляет его часть, причем наиболее сложную и весьма существенную. Коллизионными вопросами содержание МЧП отнюдь не исчерпывается.
Повышение роли материально-правового метода регулирования путем заключения международных соглашений непосредственно связано с развитием процессов интернационализации международной жизни вообще и интеграционных процессов в частности.

Тема 2.

В России термин "международное частное право" был введен в научный оборот Николаем Павловичем Ивановым, автором написанной в 1865 г. в Казани работы на тему "Основания частной международной юрисдикции", положившей начало развитию в нашей стране науки международного частного права. В "Ученых записках Казанского университета" (1858— 1859) о "действии закона относительно места" писал один из родоначальников российской цивилистики Д. И. Мейср. В. Э. Грабарь, касаясь замечания Ф. Ф. Мартенса о том, что во 2 томе принадлежащего его перу "Современного международного права цивилизованных народов" в первый раз излагается на русском языке международное частное право, пишет: "Но уже более, чем за тридцать лет до Мартенса, международное частное, а также уголовное право были предметом исследования в русской литературе". При этом В. Э. Грабарь приводит имена двух молодых ученых — Бобровского и Благовещенского — защитивших в 1850 г. в Петербургском университете магистерские диссертации, в которых затрагивались вопросы международного частного права.
Наряду с термином "международное частное право" в дореволюционной российской литературе встречается термин "международное гражданское право", который иногда толкуется как равнозначный первому.
Обозревая прошлое российского международного частного права, нельзя не заметить то общее, что объединяет отдельные этапы его развития, образует связующие их начала, выражающие преемственность. Выражение преемственности в отечественной доктрине связано с широким пониманием состава норм международного частного права как системы, включающей не только коллизионные, но и материальные предписания. Идею двоякого содержания термина "международное гражданское право" обосновывал П. Е. Казанский ("Введение в курс международного права", 1901; "Учебник международного права'''', 1904). П. Е. Казанскому принадлежат слова о том, что задачу международного гражданского права "некоторые хотят ограничить решением столкновений гражданских законов разных государств... Куда же поместить в таком случае те постановления договоров и обычаи, которые устанавливают общеобязательные начала гражданско-правового значения?".
Десятилетия спустя тема расширения мирохозяйственных отношений и включения в международное частное право регулирующих их материальных норм стала одной из основных в работах В. М. Корецкого, а еще позднее привлекла внимание Л. А. Лунца.
Российская доктрина признавала неоднозначными понятия "межобластные коллизии" и коллизии разнонациональных законов. Во многом это объясняется действием в Российской Империи наряду с общим гражданским законодательством некоторых "местных" законодательств: положений Французского гражданского кодекса (в присоединенной к России части Царства Польского); гражданских узаконений остзейских губерний, включавших правовой материал, основанный на актах польских и шведских королей, городских статутах, римском праве; шведского уложения (в Финляндии); византийских источников (в Бессарабии); литовского статута в Черниговской и Полтавской губерниях.
Российская наука международного частного права традиционно увязывала исследование проблем в этой области с изучением проблем международного гражданского процесса. К числу выдающихся работ, положивших начало углубленной разработке процессуальной тематики в отечественной доктрине, относится Курс международного гражданского процессуального права Т. М. Яблочкова (1909 г.). Впервые в российской литературе были столь обстоятельно рассмотрены общие положения о применении иностранных законов, процессуальные право- и дееспособность иностранцев, вопросы ведения процесса с участием иностранцев, оказания взаимной судебной помощи, исполнения решений иностранных судов.

Тема 3.

Основных видов источников в международном частном праве четыре:
1) международные договоры;
2) внутреннее законодательство;
3) судебная и арбитражная практика;
4) обычаи.
В области международного частного права очень большое значение придается тем правовым нормам и правилам, которые предусмотрены в различных меж-дународных договорах и соглашениях.
В доктрине неоднократно указывалось, что основная особенность ис-точников международного частного права состоит в их двойственном ха-рактере. С одной стороны, источниками являются международные догово-ры и международные обычаи, а с другой — нормы законодательства и су-дебная практика отдельных государств и применяемые в них обычаи в об-ласти торговли и мореплавания.
В первом случае имеется в виду международное регулирование (в том смысле, что одни и те же нормы действуют в двух или нескольких государствах), а во втором — регулирование внутригосударственное. Двойственность источ-ников не означает возможности разделения международного частного права на две части; предметом регулирования в обоих случаях являются одни и те же отношения, а именно гражданско-правовые отношения меж-дународного характера.
Удельный вес видов источников международного частного права в разных государствах неодинаков. Кроме того, в одной и той же стране в зависимости от того, о каких правоотношениях идет речь, применяются нормы, содержащиеся в различных источниках.
Следует отметить и другую тенденцию в рассматриваемой области, характерную для конца XX века. В практике международной торговли стали разрабатываться правила, которые, с одной стороны, не являются нормами международных конвенций или нормами внутреннего законо-дательства, а с другой — не могут рассматриваться в качестве обычаев.
Типичный пример — Принципы международных коммерческих договоров, которые разрабатывались в течение 20 лет международной организацией (УНИДРУА) и были приняты в 1995 году. Принципы носят факультатив-ный характер, они будут применяться сторонами в сделке лишь в случае прямой ссылки на них в контракте. Однако применение документа такого рода снимает проблему применения коллизионных норм и тем самым су-жает поле действия внутреннего законодательства.
В России в качестве источников международного част-ного права признаются, во-первых, международные договоры и между-народные обычаи и, во-вторых, внутреннее законодательство и приме-няемые в Российской Федерации торговые обычаи.
Ни судебная и арбитражная практика, ни доктрина не рассматриваются у нас в качестве источника международного частного права.

Тема 4.

Коллизионная норма — наи-более важная часть в механизме определения применимого права, но в осуществлении его участвуют и другие элемен-ты этого механизма. Нельзя недооценивать при этом значе-ния отечественной доктрины международного частного пра-ва, к которой в этих целях обращалась правоприменительная практика.
Коллизионные нормы, представленные формулами прикрепления, нередко называют класси-ческими, "жесткими", т. е. предписывающими один и тот же стандарт для решения коллизионных проблем в различных, не похожих друг на друга ситуациях, в отличие от коллизион-ных правил "нового поколения", так называемых "гибких" кол-лизионных норм, допускающих широкое судейское усмотре-ние, но исключающих какой-либо шаблон.
Назначение коллизионной нормы обусловливает отличия ее структуры от структуры других нормативных правовых предписаний. Коллизионная норма состоит из двух элементов: объема и привязки.
Объем коллизионной нормы указывает на отношения гражданско-правового характера, к которым эта норма применяется, а привязка — основания (признаки, кри-терии) определения применимого права. Так, в коллизионной норме "отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства" объем нормы обозначается словами "отношения по на-следованию", а ее привязка выражается в критерии после-днего постоянного места жительства наследодателя. В другой коллизионной норме — "гражданская дееспособность иност-ранного гражданина определяется по праву страны, гражда-нином которой он является" — объем и привязку нормы составляют со-ответственно указания на гражданскую дееспособность иност-ранного гражданина и страну, гражданином которой он явля-ется.
Формальный, т. е. обозначенный в коллизионной норме, объем может не совпадать с ее фактическим объемом, если часть отношений, на которые норма, казалось бы, распрост-раняется, посредством дополнительных коллизионных правил "переподчиняется" другим правовым системам (нор-мы, предусмотренные абзацем первым и абз. 2 и 3 ст. 1219 ГК РФ, посвя-щенные решению коллизионной проблемы обязательств вслед-ствие причинения вреда).
Согласно ч.1 ст. 1219 ГК РФ, к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.
На основании п. 2 и 3 ст. 1219 ГК РФ, к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, применяется право этой страны. В случае, если стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется право этой страны. После совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обязательству, возникшему вследствие причинения вреда, права страны суда.
Коллизионные нормы могут быть двусторонними и одно-сторонними. Привязка двусторонней коллизионной нормы обо-значает пределы применения как права страны суда, так и иностранного права, привязка же односторонней коллизион-ной нормы ограничивается лишь одним "направлением", чаще всего указывая пределы применения судом "своего" права.

Тема 5.

В отличие от материально-правовых норм, определяющих содержание прав и обязанностей субъектов международного частного права и, следовательно, прямо, непосредственно регулирующих их поведение, коллизионная норма указывает, право какого государства подлежит применению (является применимым) к данному отношению. Главное, что отличает коллизионную норму от других юридических предписаний, со-стоит в преодолении коллизионной проблемы путем определе-ния применимого права. Достигается это с помощью обознача-емых в коллизионной норме оснований (признаков, критери-ев), позволяющих установить надлежащее право.
Применимое право — право, подлежащее применению в силу указания самой коллизионной нормы. И все же примени-мым оно становится в пределах и на условиях, зависящих от примыкающих к коллизионным нормам и в известной мере составляющих вместе с ними определенное единство правил о порядке квалификации юридических понятий коллизионной нормы, об обратной отсылке и отсылке к закону третьего го-сударства, о "сверхимперативных" нормах, способных огра-ничивать действие коллизионной нормы и соответственно ино-странного права, об оговорке о публичном порядке и др.
Упоминание российского закона и международного дого-вора РФ в составе источников коллизионных норм нуждает-ся в пояснении. Лишь федеральные законы (а не федераль-ные подзаконные акты и тем более не законы или иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федера-ции) могут быть источниками коллизионных правил, как они понимаются и применяются в международном частном праве. Коллизионные нормы, источниками которых являются феде-ральные законы, принадлежат к федеральному коллизион-ному праву; последнее же в соответствии с пунктом "п" ст. 71 Конституции РФ находится в ведении Российской Фе-дерации.
Равным образом в роли источников коллизионных норм могут выступать только те международные договоры РФ, решения о согласии на обязательность которых для Российской Федерации приняты в форме федерального закона.
Коллизионная норма, допускающая применение иностранного права, — это проявление самоограничения при-нявшего ее суверена, обусловленного потребностями между-народного гражданского оборота. Воля к такому самоограниче-нию должна быть выражена в форме акта, обладающего выс-шей юридической силой, т. е. в форме федерального закона. Ведь результатом самоограничения является допущение дей-ствия иностранного закона, выражающего волю иностранного суверена, в отечественном "правовом пространстве".
Конституция РФ (п. "о" ст. 71) отнесла гражданское зако-нодательство к ведению Российской Федерации. Тем самым в принципе исключается правотворческая деятельность субъек-тов Российской Федерации в области гражданского законода-тельства, а следовательно, и возможность возникновения "внут-ренних" коллизий законов в этой области.
Семейное законодательство и трудовое законодательство отнесены к совместному ведению Российской Федерации и субъектов РФ (п. "к" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ). Законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов Федерации.

Тема 6.

Создание единообразных правил международного граж-данского оборота — один из ключевых факторов его стабиль-ного, бесконфликтного развития. Не вызывает сомнения роль меж-дународного, и прежде всего многостороннего, договора в фор-мировании общей правовой среды, благоприятствующей сво-бодному перемещению товаров, услуг и капитала, защите прав и интересов субъектов частноправовых отношений. Достиже-ния в унификации норм международного частного права не-посредственным образом связаны как с развитием отдельных отраслей и сфер международного сотрудничества, так и с интенсификацией хозяйственной жизни в рамках ряда регио-нальных объединений и приобретающими все большую глуби-ну и размах интеграционными процессами.
Предметом унификации в области международного частно-го права являются материальные, коллизионные и процессуаль-ные нормы (в разных объемах и сочетаниях). Источники импуль-сов к сближению разнонациональных законов многообразны, и не во всех случаях их происхождение связано с функциониро-ванием механизма международного договора. Нередко движе-ние к единообразию в праве определяется взаимовлиянием пра-вовых систем либо влиянием какой-нибудь одной правовой си-стемы, "идущей в ногу со временем" или "опережающей свое время": достаточно вспомнить "триумфальное шествие" по странам мира Гражданского кодекса Франции или влияние на гражданское законодательство многих стран Германского граж-данского кодекса. В наше время широким признанием пользу-ются такие источники международного частного права, как закон о международном частном праве Швейцарии, Конвен-ция о праве, применимом к договорным обязательствам, 1980 г.
Типы унификации права, ее способы и формы рассматри-вались в отечественной доктрине, в том числе применительно к проблемам развития международного частного права. Различается унификация, осуществляемая без использования меж-дународно-правовых средств, и унификация, реализуемая с помощью международно-правовых механизмов. Отмечая воз-растающее значение последнего типа унификации, можно выделить такие его варианты, как международно-до-говорная унификация и унификация с использованием между-народно-правовых механизмов, но без принятия на себя осу-ществляющими ее государствами международно-договорных обязательств — путем разработки "типового закона". В свою очередь, международная дого-ворная унификация по способам (методам) ее осуществления разграничивается на прямую ("в международном договоре ус-танавливаются завершенные по своей форме правовые нор-мы, готовые к применению в системе внутреннего права госу-дарств — участников договора, а эти государства принимают на себя обязанность обеспечить их действие в пределах своей юрисдикции"), косвенную ("государства — участники между-народного договора обязываются установить в своем законода-тельстве правовую норму, содержание которой определено в этом договоре с большей или меньшей степенью подробности") и смешанную ("в международном договоре устанавливаются унифицированные нормы, от которых государствам — участ-никам договора предоставляется право отступить в той или иной мере, тем или иным способом").
Унифицированные нормы включаются в текст договора, но могут быть объединены в "единообразный закон", прилага-емый к договору, с последующим введением его участниками договора в свое внутреннее право. Пример такого закона — Единообразный закон о переводном и простом векселе, состав-ляющий приложение к Женевской вексельной конвенции 1930 г.

Тема 7

В международном частном праве гражданско-правовое положение физических лиц рассматривается в двух аспектах: один охватывает отношения государства с собственными граж-данами, пребывающими за границей, другой — отношения го-сударства с находящимися на его территории иностранными гражданами и лицами без гражданства.
Конституцией РФ (ст. 27) предусмотрено право каждого свободно выезжать за пределы Российской Федерации, Граж-данин Российской федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию.
Российские граждане, выехавшие в иностранное государ-ство, оказываются под его юрисдикцией. Разумеется, это не означает, что их отношения с Российским государством пре-рываются. Лица, переехавшие за границу, продолжают оста-ваться российскими гражданами. Пребывая за границей, рос-сийские граждане находятся под защитой и покровительством Российской Федерации. Как предусмотрено в ст. 61 Конститу-ции, Российская Федерация гарантирует своим гражданам за-щиту и покровительство за ее пределами.
Дипломатические представительства и консульские уч-реждения Российской Федерации обязаны обеспечивать меры по защите российских граждан и оказывать им покровитель-ство в порядке, определяемом ее законодательством и меж-дународными договорами.
Консул обязан принимать меры к тому, чтобы российский граждане и юридические лица пользовались в полном объеме всеми правами, предоставленными им законодательством го-сударства пребывания и международными договорами РФ, а если эти права нарушены, — к восстановлению нарушенных прав. Консул должен следить за тем, чтобы в отношении рос-сийского гражданина, заключенного под стражу или задер-жанного по подозрению в совершении преступления, или под-вергнутого иным мерам, ограничивающим его свободу, соблю-дались законы государства пребывания и международные до-говоры РФ.
Консульские учреждения Российской Федерации за пре-делами её территории: производят государственную регистра-цию рождения, заключения брака, расторжения брака, усы-новления (удочерения), установления отцовства, перемены имени, а также смерти; по заявлениям российских граждан, постоянно проживающих за рубежом, иностранных граждан и лиц без гражданства принимают решения о внесении исправ-лений и изменений в записи актов гражданского состояния, составленные на территории Российской Федерации; вносят исправления и изменения в записи актов гражданского состо-яния, находящиеся у них на хранении и выдают на основании этих записей повторные свидетельства о государственной ре-гистрации актов гражданского состояния и иные документы, подтверждающие факты государственной регистрации актов гражданского состояния; выполняют другие полномочия, свя-занные с государственной регистрацией актов гражданского состояния и предусмотренные федеральными конституцион-ными законами, федеральными законами (ст. 5 Федерального закона "Об актах гражданского состояния").
Российские граждане выезжают за границу на постоянное место жительства, временно по приглашению родствен-ников, на работу, учебу, лечение, отдых, в туристические поездки, а также в служебные командировки. Основными до-кументами, удостоверяющими личность российских граждан за пределами Российской Федерации, признаны паспорт граж-данина Российской Федерации, дипломатический паспорт, слу-жебный паспорт, паспорт моряка (удостоверение личности моряка). Указом Президента РФ от 21 декабря 1996 г. № 1752 "Об основных документах, удостоверяющих личность гражда-нина Российской Федерации за пределами Российской Феде-рации МИД России поручалось произвести в первоочередном порядке выдачу паспортов граждан Российской Федерации российским гражданам, проживающим за рубежом.

Тема 8.

В общем виде правовое положение юридических лиц в международном частном праве определяется как законодательством базовой страны, так и положениями международных договоров страны с другими госу-дарствами.
Действующее законодательство исходит из того, что граж-данская правоспособность иностранных юридических лиц определя-ется по праву страны, где учреждены юридическое лицо или орга-низация.
Принципы правового положения юридических лиц в международном частном праве находят свое прямое отражение и в российской правовой системе.
В российском праве под юридическими лицами всегда подразумеваются только те юридические лица, которые уч-реждены по российским законам и имеют место пребывания на тер-ритории РФ.
Участие иностранного капитала в совместных пред-приятиях не меняет дела, поскольку все они являются юридичес-кими лицами права Российской Федерации. То есть фактически иностранные юридические лица признаются юридическими лицами в России только в том случае, если они зарегистрированы непос-редственно в РФ. Поэтому во взаимоотношениях России с други-ми странами определение национальности юридического лица не имеет такого большого значения, какое оно имеет во взаимоот-ношениях других государств.
Вопрос об определении национальности иностранных юриди-ческих лиц возникает главным образом при признании их правосубъектности, что является необходимой предпосылкой для зак-лючения с ними сделок. В торговых договорах предусматривает-ся взаимное предоставление определенного режима юридическим лицам договаривающихся государств, а также взаимное признание правосубъектности юридических лиц. В этих целях в договорах содержатся и критерии определения национальности юридических лиц.
Иностранные юридические лица имеют право в Российской Федерации:
совершать без особого разрешения сделки по внешней торговле и по связанным с ней расчетам, страховым и иным опе-рациям с российскими предпринимателями, организациями;
на судебную защиту;
открывать свои представительства;
создавать свои филиалы: предприятия с долевым участи-ем российских и иностранных инвестиций (СП) и предприятия, пол-ностью принадлежащие иностранным инвесторам.
Следовательно, из действующего законодательства Россий-ской Федерации можно сделать вывод, что иностранное юридичес-кое лицо может осуществлять на территории РФ предпринимательскую деятельность лишь путем создания каких-либо организацион-но-правовых структур.
Но основным принципом деятельности иностранного юридического лица является то, что при осуществлении деятельности в Российской Федерации юридическое лицо должно подчиняться соответствующим нормам российского права.

Тема 9.

В области имущественных отношений государство выступает как осо-бый субъект права, поскольку оно не является юридическим лицом.
Категория юридического лица — это категория внутреннего нацио-нального права каждого государства. Само государство наделяет какое-либо образование правами юридического лица, то есть само государство устанавливает, что то или иное образование является юридическим лицом.
Современная концепция участия государства в гражданско-правовых отношениях, которая стала складываться в 90-е годы в СССР, а затем в России, получила отражение в Гражданском Кодексе РФ (части 3).
Согласно ст. 124 ГК РФ, государство участвует в отноше-ниях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с другими участниками этих отношений.
По своим гражданско-правовым обязательствам государство отвечает принадлежащим ему на праве соб-ственности имуществом, не закрепленным за юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.
Иммунитет государства основывается на том, что оно обладает су-веренитетом, что все государства равны.
"В теории и практике государств обычно различают несколько видов им-мунитета: судебный, от предварительного обеспечения иска и от принуди-тельного исполнения решения".
Судебный иммунитет заключается в неподсудности одного государства судам другого государства (“Равный над равными не имеет юрисдикции”). Без согласия государства оно не может быть привлечено к суду другого государства. Причем не имеет значения, в связи с чем или по какому вопросу государство намере-ваются привлечь к суду.
Иммунитет от предварительного обеспечения иска состоит в следую-щем: нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.
Под иммунитетом от исполнения решения понимается следующее: без согласия государства нельзя осуществить принудительное исполнение ре-шения, вынесенного против государства.
Наряду с этими тремя видами иммунитета говорят еще об иммунитете собственности государства. Это более общее понятие, посколь-ку не всегда вопрос об иммунитете имущества государства возникает в связи с рассмотрением какого-либо иска в суде.
Все эти иммунитета связаны между собой, потому что их основа одна — суверенитет государства, который не позволяет применять в от-ношении государства какие-либо принудительные меры.
Государство может дать согласие на рассмотрение предъявленного к нему иска в суде другого государства или же на меры по обеспечению иска либо исполнению решения, но такое согласие должно быть явно выражено дипломатическим путем или иным образом. Согласие государства на не-применение к нему правил об иммунитете, об установлении определенных изъятий из этих правил может быть сформулировано в международных до-говорах, и прежде всего в торговых.
Вступая в гражданско-правовые отношения с иностранной компанией, государство может дать в заключаемом им соглашении согласие на предъ-явление к нему исков в суде, а также на применение к нему мер по пред-варительному обеспечению иска или же в отношении принудительного ис-полнения.

Тема 10.

В законодательстве многих государств проводится различие между правом на недвижимое имущество и правом на движимое имущество. В отношении недвижимости законодательство, судебная практика и доктри-на этих государств придерживаются принципа, согласно которому право собственности на недвижимость регулируется законом места нахождения недвижимости. Этот закон определяет и содержание права собственности на недвижимость, и форму и условия перехода прав на недвижимость. Осо-бенно жестко данный принцип проводится в отношении такой основной категории недвижимого имущества, как земельные участки. В специаль-ных реестрах и книгах ведется строгая регистрация прав собственности на землю.
Российские юридические лица и иные наши организации точно так же, как и граждане России, если им принадлежит недвижимое имущество за рубежом, имеют право владеть, пользоваться и распоряжаться таким иму-ществом в полном объеме в соответствии с правилами местного законо-дательства.
Более сложным является положение с движимым имуществом. Сюда относятся обычно права требования, ценные бумаги, транспортные сред-ства, личные вещи и т.д. В отношении этой категории имущества в различ-ных государствах т- разному решается вопрос о значении принципа зако-на места нахождения вещи, хотя и в отношении режима движимого иму-щества указанный принцип имеет решающее значение
Считается общепризнанным, что если в каком-либо госу-дарстве вещь правомерно перешла по законам этого государства в собст-венность определенного лица, то при изменении места нахождения вещи право собственности на данную вещь сохраняется за ее собственником. Таким образом, признается право собственности на вещь, приобретенную за границей.
Обычно признается, что объем прав собственника опреде-ляется законом места нахождения вещи. Из этого следует, что при пере-мещении вещи из одного государства в другое (как это происходит именно с движимым имуществом) соответственно изменяется и содержание прав собственника. При этом не имеет значения, какие права принадлежали собственнику вещи до ее перемещения в данное государство. Право соб-ственности на вещь, например приобретенную иностранцем на своей ро-дине, признается, но содержание этого права будет определяться не зако-ном страны его гражданства, а законом места нахождения вещи.
В доктринах международного частного права существуют различные точки зрения на то, какой закон регулирует переход права собственности, если вещь приобретается не в том государстве, где она находится. В одних странах доктрина высказывается в пользу применения закона места нахож-дения вещи, в других предпочтение отдается личному закону собственника.
Коллизионные вопросы отношений, вытекающих из права собствен-ности, регулируются также в отдельных международных соглашениях. Га-агская конвенция о праве, применяемом к переходу права собственности в международной торговле товарами, 1958 года решает ряд вопросов, свя-занных с переходом права собственности, не на основании принципа lex rei sitae, а на основании обязательственного статута, то есть права, при-меняемого сторонами к сделке внешнеторговой купли-продажи.
В действующем в России законодательстве имеется несколько кол-лизионных норм, касающихся права собственности. Основное правило со-держится в главе 68 Гражданского кодекса Российской Федерации, но-сящей название «Право, подлежащее применению к имущественным и личным неимущественным отношениям» (ст. 1205-1224 ГК РФ).

Тема 11.

Согласно Закону РФ об авторском праве и смеж-ных правах от 9 июля 1993 г., авторское право распрост-раняется:
на произведения, обнародованные либо необнародо-ванные, но находящиеся в какой-либо объективной фор-ме на территории Российской Федерации, независимо от гражданства авторов и их правопреемников;
на произведения, обнародованные либо необнародованные, но находящиеся в какой-либо объективной фор-ме за пределами Российской Федерации, и признается за авторами — гражданами Российской Федерации и их правопреемниками;
на произведения, обнародованные либо необнародо-ванные, но находящиеся в какой-либо объективной фор-ме за пределами Российской Федерации, и признается за авторами (их правопреемниками) — гражданами других государств в соответствии с международными договора-ми Российской Федерации.
Произведение считается опубликованным в Россий-ской Федерации, если в течение 30 дней после даты перво-го опубликования за пределами Российской Федерации оно было опубликовано на территории Российской Фе-дерации.
При предоставлении на территории Российской Фе-дерации охраны произведения в соответствии с между-народными договорами Российской Федерации автор произведения определяется по закону государства, на территории которого имел место юридический факт, послуживший основанием для обладания авторским пра-вом.
Таким образом, закон устанавливает три положе-ния:
а) в отношении произведений иностранных авто-ров, впервые выпущенных в свет на территории России, авторское право признается за автором-иностранцем;
б) авторское право на произведение, созданное россий-ским гражданином и выпущенное в свет за границей, при-знается за этим гражданином;
в) за иностранцем ав-торское право на произведение, впервые выпущенное в свет за границей, признается в России лишь при нали-чии международного договора.
Из многосторонних соглашений в этой области СССР участвовал во Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 года. Кроме того, СССР заклю-чил с Болгарией, Венгрией, Кубой, Польшей, Чехосло-вакией, Австрией и Швецией двусторонние соглашения о взаимной охране авторских прав, которые продолжают действовать.
Введение в действие на территории России в 1992 году Основ гражданского законодательства 1991 года, а затем принятие в 1993 году детального закона об авторском праве создало необходимые предпосылки для присоединения России к Бернской конвенции об охране литера-турных и художественных произведений.
В отношении произведений иностранных авторов, впервые выпущенных в свет за границей, в России существуют два различных режима, и соответственно можно говорить о двух группах произведений.
К первой группе относятся охраняемые произведе-ния. В эту группу входят произведения, опубликованные после вступления конвенции в силу для СССР, то есть после 27 мая 1973 г., впервые в странах—участницах Всемирной конвенции об авторском праве 1952 года (см. гл. 2) или гражданами этих стран в других государствах. Охраняемыми являются также произведения, на которые распространяется действие заключенных СССР и Рос-сией двусторонних соглашений о взаимной охране ав-торских прав.
К произведениям второй группы относятся произве-дения, на которые не распространяются Всемирная кон-венция об авторском праве 1952 года или же двусторон-ние соглашения с другими государствами о взаимной охране авторских прав. В отношении произведений этой группы действует режим неохраняемых произве-дений.

Тема 12.

Коллизионные вопросы внешнеэкономических сделок ис-следовались в отечественной литературе главным образом при-менительно к внешнеторговым сделкам. Под внешнеторговыми сделками в доктрине традиционно понимались сделки, в кото-рых по меньшей мере одна из сторон является иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом и содер-жанием которых являются операции по ввозу товаров из-за, границы или вывозу товаров за границу либо какие-нибудь подсобные операции, связанные с вывозом или ввозом това-ров.
В последние годы стала очевидной необходимость некото-рых уточнений в предложенном доктриной определении. Не может не учитываться, в частности, определение международной торговли как предпринимательской (ст. 2 Федераль-ного закона "О государственном регулировании международной торговли"). Присоединение СССР к Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. обус-ловило интерес к выработке определения внешнеторговой сдел-ки, увязанного с конвенционным определением международ-ной купли-продажи товаров.
Форма внешнеэкономических сделок, совершаемых рос-сийскими юридическими лицами и гражданами, определяется независимо от места совершения этих сделок законодатель-ством Российской Федерации. Это положение вытекает из п. 2 ст. 1209 ГК РФ.
Внешнеэкономические сделки совершаются российскими юридическими лицами и гражданами в простой письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы влечет не-действительность внешнеэкономической сделки в силу прямо-го указания закона (п. 3 ст. 162 Гражданского кодекса РФ). Такая сделка считается ничтожной.
Другое правило распространяется на сделки по поводу стро-ений и иного недвижимого имущества, находящегося в Россий-ской Федерации. Согласно п. 3 ст. 1209 ГК РФ форма сделок " сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву".
Форма и срок действия доверенности на совершение сдел-ки, осложненной иностранным элементом, определяются по праву страны, где выдана доверенность. Однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям российского права.
Конвенция ООН о договорах международной Купли-про-дажи 1980 г. (ст. 11) не требует, чтобы такой договор заклю-чался или подтверждался в письменной форме или подчинял-ся иному требованию в отношении формы. Наличие договора может доказываться любыми средствами, включая свидетель-ские показания. Эти положения Конвенции следуют распрост-раненной международной практике не связывать стороны тре-бованиями к форме договора. "Договор может заключаться и подтверждаться как в письменной и устной форме, так и пу-тем совершения действий, свидетельствующих о намерении сторон его заключить (конклюдентных действий)". Правила ст. 11 Конвенции, как и другие ее положения, носят диспозитивный характер, за исключением положений ст. 12 Конвен-ции, отступать от которых или изменять действие которых стороны не могут.
Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г. (п. "г" ст. 11) подчиняет решение вопроса о форме сделки законо-дательству места ее совершения, а вопроса о форме сделок по поводу строений, другого недвижимого имущества и прав на него — законодательству места нахождения такого иму-щества. Форма и срок действия доверенности определяются в Соглашении (п. "д" ст. 11) законодательством государства, на территории которого выдана доверенность.

Тема 13.

Перевозки грузов и пассажиров осуществляются же-лезнодорожным, автомобильным, воздушным и морским транспортом. Под международной перевозкой понимает-ся перевозка грузов и пассажиров между двумя и более государствами, выполняемая на условиях, которые уста-новлены заключенными этими государствами междуна-родными соглашениями. Характерной особенностью пра-вового регулирования в этой сфере является то, что основные вопросы перевозок решаются в международ-ных соглашениях (транспортных конвенциях), содержа-щих унифицированные нормы, единообразно определяю-щие условия международных перевозок грузов и пассажиров. Обычно такие соглашения содержат требования к перевозочной документации, определяют порядок прие-ма груза к перевозке и выдаче его в пункте назначения, условия ответственности перевозчика, процедуру предъ-явления к перевозчику претензий и исков. При отсут-ствии единообразных материально-правовых норм обра-щаются к нормам национального права в соответствии с коллизионными нормами транспортных конвенций или национального законодательства. Особенность договора международной перевозки заключается в том, что в ходе его исполнения соответствующие материально-правовые нормы применяются на основании различных коллизион-ных принципов. Так, при отправлении груза руковод-ствуются законом страны отправления, при выдаче груза в конечном пункте — законом страны назначения. В дру-гих случаях применяется закон перевозчика или же закон страны суда. Подлежащее применению к международ-ной перевозке право может быть указано в транспорт-ном документе, выданном перевозчиком.
В течение длительного времени наиболее важными соглашениями в области железнодорожного транспорта были Бернские конвенции о железнодорожных перевоз-ках грузов и пассажиров. В них участвуют 33 государ-ства (большинство стран Европы, а также ряд стран Азии и Северной Африки). В 1966 году было заключено Дополнительное соглашение к МПК об ответственности железных дорог при перевозках пассажиров. В 1980 году на конференции по пересмотру Бернских конвенций было принято новое Соглашение о международных железно-дорожных перевозках (КОТИФ).
Наиболее сложные правовые вопросы возникают при международных морских перевозках. Это объясняется как разнообразием самих отношений в данной области (предметом регулирования), так и различным характе-ром источников правового регулирования (наряду с нор-мами конвенций и внутреннего законодательства широко используются морские обычаи, как национальные, так и международные).
Условия воздушных перевозок пассажиров и грузов определяются Варшавской конвенцией для унификации некоторых правил, касающихся международных воздуш-ных перевозок, 1929 года. Она дополнена Гаагским протоколом 1933 года. В конвенции участвует более 100 государств, большинство из которых ратифицировало также Гаагский протокол. СССР — участник конвенции (с 1934 г.) и протокола (с 1957 г.). Конвенция и протокол действуют для РФ. Действие Варшавской конвенции рас-пространяется на воздушные перевозки между участ-вующими в ней странами, а также на перевозки, когда место отправления и место назначения находятся на территории одного и того же государства-участника, а остановка предусмотрена на территории другого государ-ства, хотя бы и не участвующего в конвенции. В конвен-ции определены основные требования к перевозочным до-кументам, права отправителя на распоряжение грузом в пути следования, порядок выдачи груза в пункте назна-чения, ответственность перевозчика перед пассажирами и грузовладельцем.
Правила дорожного движения установлены Конвен-цией о дорожном движении и Протоколом о дорожных знаках и сигналах от 19 сентября 1949 г. (действует ре-дакция 1968 г., вступившая в силу в 1977 г.). РФ участ-вует в этих соглашениях. Действует также Таможенная конвенция о международных перевозках грузов 1959 года (в 1978 г. вступила в силу новая редакция). РФ—ее участник.
Тема 14.

Во многих странах коллизии законов в области внедоговорных обяза-тельств решаются исходя из первенствующего зна-чения одного из старейших начал международного частного права - закона места совершения правонарушения.
Выбор права места деликта в качестве веду-щей коллизионной нормы закреплен в законодательстве (Ав-стрия, Венгрия, Греция, Италия, Польша, канадская провин-ция Квебек), судебной практике (Франция, Скандинавские страны), в международных договорах (Кодекс Бустаманте).
В приверженности этому принципу наиболее последователь-на судебная практика Франции, позиция которой сложилась на основе расширительного толкования абз. 1 ст. 3 Французского гражданского кодекса: "Законы, касающиеся благоустройства и безопасности, обязательны для всех, кто проживает на тер-ритории [Франции]". Включая в состав таких предписаний правоположения о деликтах, доктрина и практика выводят из дан-ной нормы двустороннее коллизионное правило.
Будучи распространенной, привязка к закону места со-вершения правонарушения тем не менее встречает возраже-ния, которые сводятся главным образом к критике ее "жест-кости", затрудняющей поиск справедливого в каждом отдель-ном случае решения. Не будет преувеличением заметить, что в последние десятилетия произошла основательная переоцен-ка классического начала: отношение к нему в доктрине и прак-тике колеблется от безусловного признания до существенно-го ограничения или даже вытеснения новыми, "гибкими" кол-лизионными формулами.
Проявлением современных подходов стали комбинирован-ное применение закона места совершения правонарушения и иных коллизионных правил, отсылающих к законам граждан-ства, домицилия сторон, места регистрации транспортного средства и др. построение системы коллизионных норм, рас-считанных на отдельные виды правонарушений и, конечно же, привязка деликтного отношения к праву страны, с которой это отношение имеет наиболее тесную связь. Эти тенденции прослеживаются в развитии зарубежного законодательства, в международной договорной практике.
Распространение получили исключения из правила, от-сылающего к закону места совершения правонарушения, пред-назначенные для коллизионного регулирования ответственно-сти за вред, причиняемый дорожно-транспортными происше-ствиями, недобросовестной конкуренцией, недостатками то-вара, посягательствами на честь и достоинство.
Ограничение закона места совершения правонарушения в пользу общего личного закона сторон обязательства, кажет-ся, прочно вошло в практику.
Применение закона места совершения правонарушения иногда осложняется различиями в определении зарубежны-ми правовыми системами понятия "место деликта". Следует ли понимать под locus delicti место, где было совершено дей-ствие, причинившее вред, или место, где наступили выз-ванные им вредные последствия; возможен ли в этих случа-ях выбор применимого права; принадлежит ли право выбора потерпевшему либо выбор составляет прерогативу суда, — эти и другие вопросы, связанные с определением места деликта, решаются в зарубежных правовых системах по-раз-ному.
Принцип lex loci delicti закреплен в законодательстве Рос-сийской Федерации как основное коллизионное начало для оп-ределения статута обязательства, возникающего вследствие причинения вреда. Часть первая ст. 1219 ГК РФ подчиняет права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, праву страны, где имело место действие иди иное обстоя-тельство, послужившее основанием для требования о возме-щении вреда. Сформулированная в виде двусторонней, эта кол-лизионная норма обязывает применять закон места совершения правонарушения независимо от того, где оно совершено, — в Российской Федерации или в иностранном государстве.
Тема 15.

Слагаемые правовой основы кредитных и платежно-расчетных отноше-ний в международном торговом обороте производны от общих источников международного частного права. К меж-дународно-правовым актам, воздействующим на эти отноше-ния, принадлежат Конвенция ООН о договорах международ-ной купли-продажи товаров 1980 г., вексельные конвенции 1930 г. и чековые конвенции 1931 г., иные многосторонние и двусторонние международные договоры РФ, регламентирую-щие торгово-экономические связи, в том числе внешнеэконо-мические расчеты.
23 января 1997 г. для Российской Федерации вступило в силу Соглашение о создании Платежного союза государств — участников Содружества Независимых Государств. Платеж-ный союз образуется путем добровольного объединения Сто-рон с целью обеспечения бесперебойных расчетов в режиме использования взаимной конвертируемости национальных ва-лют и формирования на этой основе платежной системы. Рас-сматривая образование Платежного союза как поэтапный про-цесс, Стороны договорились приступить к его реализации пу-тем заключения двусторонних и многосторонних соглашений с тем, чтобы на последующем этапе осуществлять мероприятия по созданию многосторонней системы расчетов в коллектив-ной валюте.
Платежная система, создаваемая на основе Платежного союза, обслуживает расчеты по товарообороту в межгосудар-ственной и предпринимательской сферах, неторговым операци-ям, услугам транспорта, связи и других отраслей, по государ-ственным, банковским, коммерческим кредитам, обменным (кон-версионным) валютным операциям, по покупке (продаже) на-личной валюты через банковские системы Сторон.
Одна из наиболее примечательных особенностей правообразования в области расчетов по международным коммерчес-ким контрактам связана со все более широким обращением к обычным правовым нормам, неофициальным кодификациям в этой области Международной торговой палаты в Париже (Унифицированные правила и обычаи для документарных ак-кредитивов 1993 г., Унифицированные правила по инкассо 1995 г.. Унифицированные правила для гарантий по первому требованию 1992 г.), рекомендательным актам УНИДРУА, ЮНСИТРАЛ и других международных организаций (Принци-пы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Ти-повой закон ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых пе-реводах 1992 г. и др.).
Основными формами международных расчетов являются расчеты по документарному аккредитиву, по инкассо, бан-ковский перевод (расчеты платежными поручениями). Разра-ботанные усилиями Международной торговой палаты Унифи-цированные правилам обычаи для документарных аккредити-вов и Унифицированные правила по инкассо получили широ-кое распространение в международной Практике и использу-ются российскими банками.
При расчетах платежным поручением банк принимает на себя обязательство по поручению плательщика за счет средств, находящихся на его счете, перевести определенную денеж-ную сумму на счет указанного плательщиком лица в этом или в ином банке в срок, предусмотренный законом или устанав-ливаемый в соответствии с ним, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета либо не определя-ется применяемыми в банковской практике обычаями делово-го оборота. Порядок осуществления расчетов платежными по-ручениями регулируется законом, а также установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. Гражданс-кий кодекс РФ определяет условия и порядок исполнения бан-ком платежного поручения, а также ответственность за неис-полнение или ненадлежащее исполнение поручения.

Тема 16.

Унификация коллизионных норм МЧП в сфере наследования представлялась актуальной еще в конце XIX — нача-ле XX в., поэтому одними из первых международных соглаше-ний, попытавшихся закрепить единообразное регулирование международных частноправовых отношений, стали именно конвен-ции, посвященные вопросам наследственного права.
В частности, в 1900 г. на Гаагской конференции были сделаны конкретные шаги по разработке конвенции о порядке разрешения коллизий в обла-сти наследования, основным принципом которой провозглашай лось единство наследования на основе привязки к национальному закону наследодателя (что было подтверждено и позднее, на конференциях 1904, 1925, 1928 гг.), применяемого как к движи-мому, так и недвижимому имуществу. И хотя конвенция так и не вступила в силу, сам факт ее создания говорит о многом.
Развитие коллизионного наследственного права в течение ве-ков сводится, в сущности, к борьбе трех коллизионных начал: личного закона (гражданства или закона местожительства), зако-на места составления акта (завещания) и закона местонахожде-ния вещи. Для наследственных отношений чрезвычайно важное значение имеет разделение вещей на движимые и недвижимые. Известное разграничение подходов к коллизионному регулирова-нию на основе принципа местонахождения вещи применительно к недвижимостям и личного закона — в отношении движимого имущества, характерное для вещно-правовых отношений, сказывается и в наследственном праве. На основе такого разграничения можно провести соответствующую классификацию существующих в мире систем разрешения конфликтов законов в области регули-рования наследственных отношений.
Это, во-первых, правовые системы, разделяющие наследствен-ную массу на недвижимое и движимое имущество и соответственно этому подчиняющие наследование недвижимых вещей закону места их нахождения, а движимых — личному закону наследодателя. К государствам, которые их придерживаются, относятся Франция, Бельгия, Англия, США, КНР.
В настоящее время, с учетом принятия третьей части Гражданско-го кодекса РФ, российские нормы, закреплены в известном смысле идентичные с ГК РСФСР решения. Вместе с тем следует обратить внимание на некоторые детали, вносящие элементы существенных отличий.
На-пример, ст. 1224 ГК РФ, посвященная наследованию, выделяет институт наследования недвижимых вещей в особую категорию наследственных отношений: «наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится имущество» (п.1 ст. 1224). Причем в ней говорится не только о строениях и другом недвижимом имуществе, находящемся на территории РФ (СССР), как это зафиксировано в Основах 1991 г., а вообще о «недвижи-мом имуществе», что свидетельствует об отходе от общего принципа единства наследственной массы, свойственного прежнему регулированию. Указанное обстоятельство получило соответству-ющее выражение в общей коллизионной норме (п.1 ст. 1224): «От-ношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имея последнее постоянное место жительства, поскольку иное не предусмотрено настоящей статьей». Кроме того, отражая специфику российского права в части отнесения к категории недвижимого имуще-ства и некоторых видов движимых вещей — транспортных средств (морских, воздушных и речных судов, а также космических объектов и т.д.), ГК РФ предусматривает, что наследование имущества, которое внесено в реестр в Российской Федерации, подчи-няется российскому праву. Тем же правопорядком регулируется способность лица к составлению или отмене завещания, его фор-ма, если завещается указанное имущество (п. 3 ст. 1224).

Тема 17.

Основополагающее значение для правового воздействия на любую область трудовых отношений имеют Всеобщая дек-ларация прав человека 1948 г., Международный пакт об эконо-мических, социальных и культурных правах и Международ-ный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.
Международная организация труда (МОТ), являющаяся специализированным учреждением ООН, осуществляет раз-работку международных стандартов в области охраны труда (в форме конвенций и рекомендаций) и контроль за их соблюде-нием государствами — членами Организации. С деятельностью МОТ связано становление многих прогрессивных норм в сфе-ре трудовых отношений.
Основополагающие международно-правовые акты о пра-вах и свободах человека распространяются на любых физичес-ких лиц, включая трудящихся-мигрантов. Ряд международно-правовых документов адресован непосредственно трудящим-ся-мигрантам.
Генеральной Ассамблеей ООН в 1990 г. была принята Меж-дународная конвенция ООН о защите прав трудящихся-мигрантов и членов их семей. Конвенция обязывает участвующие в ней государства предоставлять трудящимся-мигрантам об-ращение, не менее благоприятное, чем то, которое применя-ется к гражданам государства работы по найму при решении вопросов вознаграждения и других условий труда (сверхуроч-ного времени, рабочего времени, еженедельного отдыха, оп-лачиваемых отпусков, безопасности, охраны здоровья, пре-кращения трудовых взаимоотношений и любых иных условий труда, на которые в соответствии с национальными законами и практикой распространяется это понятие), а также условий занятости (вопросы минимального возраста занятости, огра-ничения надомного труда и любые иные вопросы, которые в соответствии с национальными законами и практикой счита-ются условиями занятости). Трудящимся-мигрантам и членам их семей предоставляется, в частности, право создавать проф-союзы и ассоциации в государстве работы по найму с целью обеспечения и защиты своих экономических, социальных, куль-турных и иных интересов, переводить заработанные средства и сбережения, в том числе суммы, необходимые для содер-жания семей, из государства работы по найму в государство происхождения или любое другое государство.
Международная организация труда (МОТ) приняла, в ча-стности, Конвенции №97 — о правах трудящихся-мигрантов; № 118 — о равноправии граждан страны и иностранцев и лиц без гражданства в области социального обеспечения; № 143 — о злоупотреблениях в области миграции и об обеспечении тру-дящимся-мигрантам равенства возможностей и обращения, а также рекомендации МОТ № 86, и № 151 о трудящихся-миг-рантах.
Конвенция о праве, применимом к договорным обяза-тельствам, 1960 г., подчиняет индивидуальные трудовые кон-тракты (определение их в Конвенции не предусматривается) системе коллизионных, предписаний, в составе которых вы-деляется отсылка к праву lex loci laboris. Независимо от положений ст. 3 Конвенции, закрепляющей автономию воли сторон как главное коллизионное начало Конвенции, работ-ник, с которым заключен индивидуальный трудовой контракт, не может быть лишен защиты, предоставляемой ему импе-ративными нормами права, подлежащего применению в силу п. 2 ст. 6 в отсутствие выбора применимого права. В соответ-ствии с правилами этого пункта индивидуальный трудовой контракт в отсутствие выбора применимого права подчиня-ется:
праву страны, в которой работник обычно выполняет свою работу по этому контракту, даже если он временно работает в другой стране, или,
если нет такой страны — праву страны, где находится предприятие, нанявшее работника.
Если из обстоятельств следует, что контракт более тес-но связан с другой страной, подлежит применению право этой страны.

Тема 18.

Коллизионные нормы, регулирующие применение семейного за-конодательства к отношениям с иностранным элементом, содержатся в различных источниках. Прежде всего это внутреннее законодатель-ство РФ. В Семейном кодексе РФ существует отдельный раздел, со-стоящий из коллизионных норм.
В теории международного частного права существуют два принци-пиально различных подхода к природе иностранного права, подлежа-щего применению. В некоторых странах оно рассматривается как одно из фактических обстоятельств дела и его содержание должно доказы-ваться сторонами; в других странах, к числу которых относится и Россия, иностранное право имеет статус права, а не факта.
Это значит, что его содержание не доказывается сторонами, а устанавливается правоприменительными органами.
Установление содержания иностранного права — обязанность компетентного российского государственного органа, осуществляю-щего его применение. В соответствии с п. 1 ст. 166 СК российские органы обязаны применять иностранное право в соответствии с его официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.
Однако в нашей стране иногда достаточно трудно получить даже сам официальный текст иностранного закона, не говоря уже о толко-вании, практике и доктрине. Несмотря на то что суд, органы загса и иные органы, применяющие иностранное право, могут обратиться за помощью в Министерство юстиции РФ или другие компетентные ор-ганы или прибегнуть к помощи экспертов, возможна ситуация, когда все эти попытки не приведут к желаемым результатам. Лица, участ-вующие в деле, в свою очередь, если они заинтересованы в установлении содержания и применении иностранного права, могут содейство-вать в установлении его содержания.
Тем не менее, если, несмотря на все предпринятые усилия, устано-вить содержание иностранного права все же оказалось невозможным, применяется российское законодательство, поскольку в противном случае право лица, обратившегося в компетентный российский орган, осталось бы без защиты.
В некоторых случаях, несмотря на то, что содержание иностранно-го права установлено, его применение может вступить в противоречие с публичным порядком Российской Федерации. В этом случае вместо иностранного права применяется законодательство России. На осно-вании правила о публичном порядке может, например, быть запрещено применение иностранного семейного законодательства, дискримини-рующего женщин или лиц определенной национальности.
Кроме того, коллизионные нормы содержатся в международных конвенциях, участницей которых является Россия. Россия, к сожале-нию, пока не присоединилась к большинству международных конвен-ций в области семейного права. В 1993 г. в Минске между государства-ми — членами СНГ была подписана Конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», которая была ратифицирована Россией 4 августа 1994 г.

Тема 19.

При рассмотрении в судах общей юрисдикции, арбитраж-ных судах и третейских судах гражданских дел, осложненных иностранным элементом, возникают как общие, так и специ-альные, обусловленные особенностями этих дел вопросы су-допроизводства.
Специальные вопросы судопроизводства по гражданским делам, осложненным иностранным элементом, образуют об-ласть международного гражданского процесса. К международ-ному гражданскому процессу относятся также специальные вопросы, связанные с осуществлением нотариатом и некото-рыми другими органами защиты личных неимущественных и имущественных прав участников международного гражданского обмена. В сферу международного гражданского процесса традиционно включают и международный коммерческий ар-битраж, значение которого для стабильного функционирова-ния торгового оборота в последние десятилетия существенно возросло.
Внутригосударственные нормы, регламентирующие меж-дународный гражданский процесс, принадлежат к отраслям процессуального права — гражданского процессуального пра-ва и арбитражного процессуального права.
Проблемы международной подсудности, оказания право-вой помощи, признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений отражают особенности отношений, осложненных иностранным элементом.
Ведение гражданского судопроизводства с участием ино-странцев в Российской Федерации по правилам российского законодательства не является результатом применения кол-лизионной нормы lex fori.
Действующее в России коллизион-ное право не знает нормы, аналогичной, например, коллизи-онному правилу ст. 3132 книги десятой Гражданского кодекса Квебека, подчиняющему судопроизводство праву суда. Про-цессуальное право — публичное право, и действие его норм по общему правилу исключает постановку коллизионного воп-роса и применение в силу коллизионных норм иностранных процессуальных правил, если иное не вытекает из федераль-ных законов и международных договоров РФ.
Определение порядка производства по гражданским дедам в соответствии с Гражданским процессу-альным кодексом РФ предусмотрено в ст. 1 ГПК.
Взаимодействие национальных правовых систем, естественное в условиях международной жизни, ведет к ситуациям, когда может быть поставлен вопрос о применении института иност-ранного процессуального права. Во всяком случае, квалифи-кация нормы иностранного права, к которому отсылает отече-ственная коллизионная норма, как публично-правовой и, в частности, как процессуальной, сама по себе может оказать-ся недостаточным основанием для отказа в ее применении: примером тому может служить институт исковой давности, рассматриваемый рядом правовых систем в качестве институ-та процессуального права. Если в недавнем прошлом тезис о неприменении норм иностранного публичного права считался практически "незыблемым", то в последнее время все более заметной становится тенденция не исключать при определен-ных обстоятельствах возможности применения таких норм. В этой связи должно быть отмечено нововведение в модели Граж-данского кодекса для стран СНГ: применение нормы иност-ранного права не может быть ограничено лишь на том основа-нии, что данная норма имеет публично-правовой характер (п. 4 ст. 1194 ГК РФ). Тем не менее, обращение к иностранным процессуальным нормам строится на иных (по сравнению с при-менением частноправовых норм) началах и носит сегодня ско-рее характер исключения из общего правила. Такое обраще-ние обычно имеет место в случаях исполнения поручений ино-странных судов по просьбе запрашивающего учреждения юс-тиции при наличии соответствующей договоренности в между-народном соглашении о правовой помощи.
Тема 20.

Под международным коммерческим арбитражем может пониматься как сам институт международного разрешения споров, так и орган, это разрешение производящий, а также собственно международный арбитражный процесс. Наиболее общее определение таково. Международный коммерческий арбитраж — это любой негосударственный арбитражный орган (третейский суд) или третейский судья (арбитр), осуществляющий разбирательство по делу в случае, если выполняется одно из следующих условий:
— коммерческие предприятия (или места жительства) сторон арбитражного соглашения в момент его заключения находятся в различных государствах;
— за пределами государства, в котором стороны имеют свои коммерческие представительства, находится место арбитража, определенное по арбитражному соглашению, либо место, где должна быть исполнена значительная часть обязательств, вытекающих из торговых отношений, либо место, с которым тесно связан предмет спора;
— стороны прямо выраженным образом договорились, что предмет арбитражного соглашения связан более чем с одной страной.
Таким образом, любой спор хозяйствующих субъектов может быть рассмотрен международным коммерческим арбитражем, если только предметом спора являются контрактные обязательства. Это положение Типового закона UNCITRAL об арбитраже инкорпорировано в большинство регламентов международных арбитражей. Международный коммерческий арбитраж не вправе рассматривать вопросы, связанные с принудительным исполнением решений, – это прерогатива национальных судов. Кроме того, национальные суды полномочны принимать меры по предварительному обеспечению исков.
По общему правилу достаточно арбитражного соглашения сторон для передачи спора в международный коммерческий арбитраж и, соответственно, изъятия его из подсудности национальных судов. Национальные суды могут при этом рассматривать вопрос о недействительности арбитражного соглашения, но по традиции, вопрос о подсудности дела и действительности арбитражного соглашения рассматривается международным коммерческим арбитражем на первом заседании. Данное положение закреплено в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже.
Однако указанная Конвенция подписана далеко не всеми государствами. Поэтому стороны, прежде чем безоговорочно отдавать спор на рассмотрение коммерческого арбитража, находящегося на территории какого-либо государства, должны ознакомится с действующими там правилами. Так, в не присоединившейся к Конвенции 21.04.1961 Великобритании суды общей юрисдикции имеют право изымать из компетенции Лондонского международного третейского суда некоторые дела, в которых одной из сторон является великобританская компания. И хотя такая компетенция крайне ограничена, стороны могут столкнуться с рядом непредвиденных проблем. С точки зрения постоянности функционирования международный коммерческий арбитраж делится на институционный (действующий на постоянной основе) и арбитраж ad hoc (создаваемый для решения конкретного спора).
Однако в научной литературе высказывалось весьма обоснованное утверждение, что, по сути дела, учитывая полномочия сторон в формировании состава арбитража, утверждении его регламента, языка и места разбирательства даже в случае арбитража институционного, любой международный коммерческий арбитраж является в значительной степени арбитражем ad hoc, а разница заключается лишь в названии и системе уплаты пошлин.

У нас на сайте:
дипломные работы юриспруденция экономика история рефераты на заказ контрольные работы на заказ Санкт-Петербург скачать конспекты книги учебник для вузов экономика скачать реферат курсовую работу бесплатно без регистрации рефераты
учебники по юриспруденции скачать Большой выбор готовых работ Антиплагиат учебник скачать бесплатно



Copyright © 2003-2016 Магазин готовых студенческих работ BEST-STUDENTS.ru

Rambler's Top100